Бюллетень

Бюллетень "Права Человека и Гражданские инициативы".
Спецвыпуск, ноябрь-декабрь 2008 г.

Скачать в формате pdf (~0.3 mb)

Реализация права на свободу собраний

Полную версию вы можете скачать по этой ссылке (pdf, 180kb)

В 2007 году в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе были подготовлены Руководящие принципы по свободе собраний.1 Документ закрепил шесть руководящих принципов, к выполнению которых стоит стремиться странам-участникам ОБСЕ:

Принцип 1. Презумпция в пользу проведения собраний.
Принцип 2. Обязанность государства защищать мирное собрание.
Принцип 3. Законность.
Принцип 4. Соразмерность.
Принцип 5. Надлежащая практика административного регулирования.
Принцип 6. Недискриминационность.

Этим шести принципам власти Российской Федерации противопоставляют свое видение того, как должно осуществляться право на свободу собраний в российских условиях. Условно мы разделили их на шесть анти-принципов, противопоставленных шести позициям рекомендаций ОБСЕ:

Анти-принцип 1: «Мы вам не разрешаем!»
(«санкция» сверху как условие проведения собрания).
Анти-принцип 2: «Безопасность превыше всего!»
(задержание участников как забота об их безопасности)
Анти-принцип 3: «Путина не трожьте!»
(цензура тем и лозунгов)
Анти-принцип 4: «Чем дальше от наших окон - тем лучше!»
(изменение места и времени акции)
Анти-принцип 5: «Слишком много вас собирается!»
(формы и число участников определяют власти)
Анти-принцип 6: «Контроля много не бывает!»
(«профилактика гражданской активности»)

 

Анти-принцип 1: «Мы вам не разрешаем!»: «санкция» сверху как условие проведения собрания.

Для проведения публичного мероприятия организатор обязан заранее уведомить о своем намерении. Никакого «разрешения» или «санкции» властей не требуется, но в реальности, на любой акции сотрудники милиции по-прежнему требуют «согласование» властей и предпочитают разогнать акцию и задержать ее участников, прежде чем выяснять была ли надлежащим образом соблюдена процедура уведомления.

Невыполнение требований властей к уведомлению (какими бы абсурдными они не были), во всех случаях рассматривается как повод для недопущения акции. Поскольку выполнить эти требования или оспорить их до начала акции практически невозможно, то «предложения об устранении недостатков» превращаются в отказ в принятии уведомления. А если нет бумажки о разрешении сверху, то акция будет рассматриваться как незаконная, несмотря на все нормы об уведомительном порядке.

Анти-принцип 2: «Безопасность превыше всего!»: задержание участников как забота об их безопасности.

Пожалуй, самым распространенным предлогом для недопущения публичных акций в последнее время стала декларируемая «невозможность обеспечить безопасность» их участников.

Так в 2006 году в предверии так называемого гей-парада власти опасались «волны протестных акций», «групповых нарушений общественного порядка и массовых беспорядков». Лучшей по их мнению мерой для их предотвращения стал запрет любых публичных мероприятий и насильственное задержание их возможных участников.

Те же аргументы были использованы и 4 ноября 2006 года, когда в целях безопасности вновь были запрещены все шествия. Органы власти снова ссылались на невозможность обеспечить безопасность участников как основание для полного запрета манифестаций.

Помимо угрозы массовых беспорядков, постоянной «опасностью» для манифестантов является движение автотранспорта. Так, пытаясь уберечь активистов от автомобилистов, мэрия Москвы 31 марта 2007 года запретила Анти-призывной Марш по Мясницкой улице, так как «интенсивное движение автотранспорта создает реальную угрозу участникам публичного мероприятия». При этом, эта улица оказалась заблокированной милицией, а обеспечение «безопасности» активистов превратилось в задержание всех идущих с плакатами.

Примечательно, что власти обосновывают свои действиями ссылками на ст. 11 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, допускающей ограничения права. Однако с учетом того, что запрет публичных мероприятий вообще не предусмотрен российским законодательством, а насильственное задержание и содержание под стражей участников мирного собрания явно непропорциональны заявляемым целям, то подобные ссылки на ст. 11 ЕКПЧ вряд ли можно считать состоятельными.

Анти-принцип 3: «Путина не трожьте!»: цензура тем и лозунгов.

Никакой предварительной цензуры символики или содержания лозунгов законодательство не предусматривает. Однако цели «спорных» акций уточняются заранее, и неважно, что потом причиной «отказа» может быть случайно найденная ошибка в уведомлении или интересы безопасности - всем понятно, что главное, чтобы крамольные мысли не прозвучали.

Когда сразу выяснить, что в голове организаторов не удается - приходится исправлять ситуацию на месте. Так 22 июня в Москве во время шутливого костюмированного пикета обыгрывались высказывания Путина о его ностальгии по разговорам с Ганди. Как только наряду с плакатами «Заговор - это лечится», «Направь свои ракеты себе знаешь куда» появилось изображение Путина в ряду Лукашенко, Чавеса, Хуссейна, Ким Чен Ира, сотрудница префектуры тут же потребовала прекратить надругательство над ликом Президента.

Пикет был разогнан, а Ганди и трое его сообщников задержаны. Через две недели мировой судья Дятлова назначила организатору штраф в 2000 руб. за «плакат, содержание которого не соответствовало заявленной тематике пикета, было направлено на подрыв авторитета Главы государства и по своему характеру являлось антигосударственным»5.

Так проявляет себя стремление ограничить использование лозунгов, воспринимаемых как «антигосударственные». Основным мотивирующим фактором при принятии «решения о согласовании» акции по-прежнему является представления чиновников о допустимой критике.

Анти-принцип 4: «Чем дальше от наших окон - тем лучше!»: изменение места акции

Видимо, схожими критериями руководствуются чиновники и при выборе места под публичную акцию. Власти все чаще отправляют публичные мероприятия на окраины городов, в глухие районы или лесопарковые зоны.
Так Марш несогласных в Москве 14 апреля 2007 года было предложено провести на аэродроме в Тушино. А комичная ситуация с переносом «пикета против систематических запретов пикетов у мэрии» на Пушкинскую площадь, лишь подчеркнула проблему «табуированных» для протеста мест. В то же время, само определение пикетирования (п. 6 ч.1 ст. 2 Закона №54-ФЗ) подразумевает возможность размещения активистов «у пикетируемого объекта».

Действительно, решить проблему активистов под окнами можно выделив для публичных мероприятий специальные безлюдные места - «резервации для протеста». С подобной инициативой в конце мая - начале июня этого года выступила Общественная палата, озвучив соответствующее обращение. В Москве в качестве резервации выбрана наб. Тараса Шевченко, а настоятельные «рекомендации» властей подавать все заявки именно туда озвучены пресс-службой мэра.

Анти-принцип 5: «Слишком много вас собирается!»: формы и число участников определяют власти

До последнего момента одними из самых распространенных нарушений со стороны органов власти были предложения об изменении формы публичного мероприятия, несмотря на то, что закон такой возможности не дает. Практически все Марши Несогласных власти предлагали превратить в митинг. Та же участь постигла и все заявки на так называемый Русский Марш и контр-мероприятия к нему 4 ноября 2006 года.

Но, пожалуй самым показательным случаем стало первоапрельское «шествие в защиту шествий»6 с названием «Дураки идут на ЙУХ!» и абсурдными лозунгами типа «Ы-ы-ыть!». В ответ на уведомление на шествие по Тверскому бульвару власти «предложили» ограничиться митингом на Пушкинской площади, подтвердив основной тезис акции: «дуракам закон не писан».

Шествие в защиту шествий в тот день все же состоялось - без участия организаторов (превентивно задержанных за полчаса до начала акции) и в другом месте, не заявленном заранее. Своими действиями власти не только очередной раз продемонстрировали незнание закона, но и то, что его выгоднее не соблюдать: риски быть задержанными ниже, если пренебрегать уведомлением.
Схожим произвольным образом интерпретируют власти и нормы о численности. Ограничения на количество участников, указываемое в уведомлении, встречаются постоянно. В Законе речь идет об обязанности указать предполагаемое количество участников акции. Его далеко не всегда можно угадать заранее, а значит указанная в уведомлении цифра так и должна оставаться ни к чему не обязывающей приблизительной оценкой.

Анти-принцип 6: «Контроля много не бывает!»: «профилактика гражданской активности»

В общественном сознании массовые акции ассоциируются с еще более массовым присутствием милиции. В дни Маршей Несогласных центры больших городов напоминали оккупационные зоны. В Нижнем Новгороде 24 марта 2007 года, к примеру, около сотни манифестантов окружал многотысячный отряд ОМОН, а в Воронеже 29 мая несколько десятков «несогласных» встретили равное им количество «ментовских автобусов».

При задержаниях сотрудники милиции не делают различий между участниками акции, случайными прохожими, журналистами. Уже в отделениях всем «шьют» одно и то же дело, зачастую переписывая один и тот же протокол дословно. Фабрикация дел об административных правонарушениях приобрела системный характер. Возросло и количество административных арестов за участие в акции, обозначив тенденцию на ужесточение наказания.

Видимо, по мнению властей, контроля много не бывает, а желание провести акцию протеста - уже само по себе правонарушение. Мыслепреступления выявлять пока еще не научились, а вот вычислять и отслеживать участников протестов власти уже умеют. Система «профилактики гражданской активности», успешно обкатанная во время саммита «Большой Восьмерки» в июне 2006,7 сейчас работает почти в постоянной режиме. Вызовы на допрос, профилактические беседы, снятия с поездов, сфабрикованные обвинения, превентивные задержания - все более расширяющийся набор методик. Лояльные судьи с легкостью отправляют активистов отбывать сутки ареста. Порой даже на акцию выходить не надо - приговорить, как и задержать, могут еще до ее начала, в целях «профилактики».

В целом картина с реализацией фундаментального права на свободу собраний в Российской Федерации складывается удручающая. От совместных усилий активистов низовых инициатив, гражданских и правозащитных организаций будет зависеть изменится ли ситуация в будущем.

Остается лишь процитировать решение Европейского Суда в деле United Macedonian Organization Illinden and Ivanov v. Bulgaria: «в демократическом обществе, основанном на верховенстве права политическим идеям, которые оспаривают существующий порядок, но для реализации которых используются мирные средства, должна быть предоставлена надлежащая возможность их выражения, в том числе и через реализацию права на собрания а также иными законными способами».

 

ВложениеРазмер
Скачать полную версию181.08 кб

Поиск

Loading

Срочные акции!

Поддержите Константина Баранова

Необходима поддержка ростовскому правозащитнику, участнику МПД и YNRI - Константину Баранову. В середине июля Константин стал получать угрозы, связанные с его антифашистской деятельностью. Его личные данные и адрес были обнародованы без его разрешения.
 

Солидарность с Д.А. Краюхиным

В августе квартиру известного орловского правозащитника попытались поджечь неизвестные злоумышленники. Семье Дмитрия Александровича угрожает опасность, в его адрес поступают угрозы убийством, применяются иные формы запугивания и давления
 

Поддержите гражданскую организацию, работающую с детьми

Волгоградская региональная общественная благотворительная организация «Клуб ЮНЕСКО «Достоинство ребенка» стала объектом неправомерных действий правоохранительных органов г.Волгограда и очернительных публикаций.